Выпуск Нетленка

С.Н. Булгаков: выход в историю

В философско-богословском развитии воззрений Сергея Николаевича Булгакова (1871– 1944) период с 1918 по 1923 год оказался одним из наиболее напряженных, связанных с радикальными переменами в мировоззрении. В конце 1921–1923 годов Булгаков, только летом 1918 года принявший священнический сан, переживает радикальное разочарование в православии, оценивая его как находящееся с 1439 года (с момента заключения на Ферраро-Флорентийском соборе унии) в расколе – и видит путь спасения России в раскаянии в грехе схизмы и возвращении к единству с католической церковью. Истоки такого видения кроются в выработанном в 1910-х годах Булгаковым понимании царской власти и переоценке в начале 1920-х последствий крушения монархии. При всем радикальном изменении церковных воззрений Булгакова в период 1921–1923 годов его взгляды сохраняют прямую связь с философско-религиозными воззрениями, нашедшими отражение в «Свете невечернем» (1917) и диалоге «На пиру богов» (1918). Если в 1918 году Булгаков ожидает общего, мирового кризиса и мыслит его в эсхатолической перспективе, то в ситуации 1921–1922 годов кризис оказывается ограничен Россией и, следовательно, истоки его теперь надлежит искать именно в русском прошлом. Мировая история продолжается даже после крушения Русского Царства, тем самым заставляя радикально переосмысливать прежние мессианские настроения. В 1923–1924 годах Булгаков постепенно изживает свои католические увлечения, однако последние принципиально повлияли на весь дальнейший ход его воззрений, определив ряд важнейших их положений касательно истории и церкви со второй половины 1920-х и вплоть до кончины в 1944 году.

Читать

С.Н. Булгаков редактирует «Из глубины»: «На пиру богов» (1918–1920)

Фактические сведения по истории сборника «Из глубины / De profundis», который летом 1918 года готовил к печати П.Б. Струве, в развитии «веховской» традиции «идейных» сборников крайне редки и фрагментарны. Тем существеннее данные по истории его…

Читать

П.Б. Струве и В.В. Шульгин: история взаимоотношений и сотрудничества

В статье рассматриваются отношения между двумя известными русскими политиками и публицистами – Петром Бернгардовичем Струве и Василием Витальевичем Шульгиным. Постепенное поправение Струве и полевение Шульгина привели к тому, что в годы революции 1917 года и Гражданской войны их идеологические «траектории» сошлись и они оказались единомышленниками и соратниками. Шульгин стал членом основанной Струве Лиги русской культуры, Струве баллотировался во Всероссийское Учредительное собрание по списку «шульгинского» Внепартийного блока русских избирателей Киевской губернии. В годы Гражданской войны Струве возглавил основанную Шульгиным газету «Великая Россия» и стал одним из лидеров и идеологов прогрессивных русских националистов. В 1920-х годах Шульгин сотрудничал в возглавляемых Струве изданиях – журнале «Русская мысль», газетах «Возрождение», «Россия», «Россия и славянство». К 1930-м годам по некоторым вопросам бывший марксист и либерал Струве занимал более консервативную позицию, чем бывший черносотенец Шульгин. Так, например, Струве винил в произошедшей революции именно русскую интеллигенцию, в то время как Шульгин был более лоялен к «февралистам»

Читать

Петр Струве в 1905–1908 годах: культура и социал-либерализм

В статье рассматривает эволюция мировоззрения и политических взглядов П.Б. Струве, начиная с 1905-го года, когда, вернувшись из политической эмиграции, мыслитель ощутил кризис своего лидерства и опасность быть «исключенным из революции». Осудив в равной степени и власти, и революционеров, за террор, проявленный в ходе событий 1905-го года, бывший вождь легального марксизма в сотворчестве с С.Л. Франком пытается выстроить прямую связь политического социализма с дисциплинарным философским идеализмом. Философский тандем выдвигает принципы гуманистического индивидуализма, построенного на сплетении в цельное миросозерцание принципов личности и культуры, и пытается на базе этих принципов найти основу для общественно-политической программы в переживающей революцию стране

Читать

Н. Г. Чернышевский и веховцы

Н.Г. Чернышевский под влиянием Л. Фейрбаха был в России «проводником» атеистического гуманизма, против которого выступили веховцы. Причем революционизм русского мыслителя носил больше сентиментально-гуманистический характер. Биография Чернышевского, особенно его пребывание в Сибири, Вилюйске, являет собой христианский аскетизм в жизненных проявлениях и необыкновенную стойкость. Непосредственно имя Чернышевского в «Вехах» упомянуто в статьях Н. Бердяева, С. Булгакова и П. Струве. Заслуживает внимания общая характеристика интеллигентского сознания, в котором просматриваются родовые черты «властителя дум» «революционной демократии»: аскетизм, утилитаризм, социальный утопизм, отсутствие постановки национальной проблемы, безрелигиозный гуманизм. С.Л. Франк в сборнике «Вехи» развенчал гибельную утилитарную мораль, которая была знаменем русской интеллигенции во все предреволюционные десятилетия. Впоследствии он считал, что русская интеллигенция заменила вопрос о смысле жизни вопросом «Что делать?».

Читать