Выпуск Нетленка

От Бакунина к Блоку: революция как искушение

В статье рассматриваются типы интеллектуалов, принимающих участие в революционной деятельности, которая рассматривается ими как наиболее приемлемый инструмент социальных преобразований. При этом интеллектуальное сообщество демонстрирует полный спектр «ментальных установок благородных личностей», начиная от «конструирования идеального будущего», до создания «идеальных средств разрушения настоящего»

Читать

Антинарод. Тоталитарный апартеид как революционный проект интеллигенции

То, что происходит сейчас с называющими себя интеллигенцией, ужасно прежде всего потому, что деградация их неумолимо переходит в дегенерацию, в полное, генетическое, если хотите, отрицание ценностей русской интеллигенции. Культ «прав человека», подразумевающий прежде всего право «служителя культа» самопроизвольно отделять «людей», право имеющих, от «четырех пятых неосведомленных и бессмысленно жестоких» – этот культ безжалостно замещает русское интеллигентское «оправдание неравенства правдой» рейдерским произволом самопровозглашенного правообладателя.

Читать

Поминки по полупросвещению. «Вехи», «Из-под глыб» и идеология Солженицына

Сборник «Из под глыб» является наиболее ярким продолжением веховской традиции. Более того, именно А.И. Солженицын оказался подлинным идейным наследником «Вех». Преемство закреплено уже в названии: «Из под глыб» это следующий шаг после «Из глубины». Не расставив верно вехи, Россия сброшена оказалась на самую глубину, в бездну революции, а затем большевицкий режим навалил сверху тысячетонные глыбы. ««Вехи» и сегодня кажутся нам как бы присланными из будущего» — подчеркивает А.И. Солженицын и дерзновенно осуществляет «реставрацию будущего» «Вех», притязая одновременно и на их антиреволюционное содержание, критическое по отношению к прогрессистским суевериям русской интеллигенции, и на их религиозно-философскую глубину. А.И. Солженицын выступает с последовательной и развернутой доктриной анти-Просвещения. Возвращение к Богу, добровольное самоограничение и самостеснение человека, память об обязанностях вместо разгула «прав», приоритет внутренней свободы и недопустимость принесения народной жизни в жертву не только ради тоталитарной утопии, но и ради разгула свободы. Доктрина Солженицына – одна из наиболее последовательных и политически чётких консервативных философий, сформулированных за последние столетия. Тем более, что дуэль Солженицына с призраками Вольтера и Руссо продолжается и после его смерти, причем счет, по-прежнему, в пользу русского писателя.

Читать

Похищение традиции и секулярное пастырство (об историческом феномене интеллигенции)

Статья рассматривает историко-культурные истоки возникновения интеллигенции как особой части общества в России и Европе в эпоху Нового и Новейшего времени. С опорой на авторов «Вех», родоначальников постоянной дискуссии об интеллигенции в России, а также на их современника, немецкого социолога К. Маннгейма, выносится утверждение, что феномен интеллигенции может быть раскрыт с помощью метафор «секулярное духовенство» и «революционная религия». Отмечается, что эти же метафоры воспроизводят современные российские исследователи, стоящие как на «про-» так и «анти-» интеллигентских позициях. Отдельно рассматривается творчество Н.А. Бердяева и А.Ф. Лосева, в котором присутствуют характерные для русской мысли элементы борьбы с собственной интеллигентностью. Автор приходит к выводу, что «интеллигентность» в своей основе является не сословным признаком, а результатом нравственного выбора человека

Читать

Сумерки интеллигенции

Термин «интеллигенция» применительно к слою образованных и «прогрессивных» людей был введен в оборот в России вопреки расхожему мнению раньше П.Д. Боборыкина. Русскому термину предшествуют немецкий и французский аналоги: Intelligenz и intellectual, под которыми подразумевался слой людей, которые не принадлежали к верхним сословиям «старого порядка», но и от рождающейся буржуазии отличались своим образованием, вкусами, склонностью к критике существующих порядков, которые никак не соответствовали критериям разумности и справедливости. Исследователи эволюции этого слова отмечают параллелизм семантической эволюции «интеллигенции» и «цивилизации»: одновременный переход от прилагательных к существительным, определение поля действия образованной элиты. Интеллигенция задает вектор развития культуры. В этом смысле ее функция аналогична функции власти, но в ином смысловом поле. Интеллектуалы являются идеологами par excellence, именно они делают социальную реальность осмысленной для малообразованных масс.

Читать