«По устроению дедню и отню»: к вопросу о значении традиционализма в русской истории

В статье исследуется феномен традиционализма как сложное явление, которое в историко-политологической и философской литературе не имеет общепринятого определения и общепринятой оценки. В различных работах, базирующихся на религиозно-гуманистической методологии, господствующей сегодня в общественных науках, традиционализм чаще всего воспринимается критически, а в некоторых случаях вообще объявляется «консервативно-реакционным». В данном случае традиционализм анализируется с точки зрения традиционалистско-консервативной методологии и в основном на материале русской истории, а также русских философских и духовно-политических учений. При этом традиционализм рассматривается в трех основных значениях. Во-первых, как основной принцип существования всякого традиционного общества; во-вторых, как мировоззрение, признающее традицию главной основой бытия всякой человеческой общности, причем это мировоззрение характерно как для традиционного, так и для индустриального и постиндустриального обществ; и, в-третьих, как определенное направление в мировой общественной мысли, возникшее в XVIII веке в ответ на разрушение традиционного общества и просветительскую идеологию, выразившую первые этапы этого процесса разрушения.

Читать

«Изгои истории»: Василий Розанов о монархии. 1890-е годы*

Политические взгляды Василия Васильевича Розанова (1856–1919) не часто становились предметом систематического рассмотрения – данная статья является одним из первых подходов к рассмотрению представлений Розанова о «монархии» и «царской власти» в 1890-х годах. Особое внимание уделяется пониманию Розановым природы «монархии» в христианском мире, прослеживается существенное единство его воззрений от работ начала 1890-х до середины десятилетия. Царская власть видится Розановым (вслед за многими другими авторами консервативного лагеря) началом личной власти, противополагаемым «бюрократии», однако увязывается со сложной историко-философской концепцией развития «личности» в истории, связываемой им в начале 1890-х с семьей и частной сферой существования.

Читать

«Теоретик официальной народности»: М.П. Погодин и триединая формула С.С. Уварова

Статья посвящена творчеству выдающего русского историка и общественного деятеля Михаила Петровича Погодина (1800–1875). Одна из граней его творчества связана с известной уваровской триадой «Православие. Самодержавие. Народность». Погодин выдвинул концептуальные идеи об особом пути развития России, о специфике образования русского государства, о целостности национально-политического «организма» страны, ставшие затем весомыми аргументами в обосновании знаменитой уваровской формулы. Подчеркивая реформаторский потенциал самодержавия, ведущего за собой народ, который не в состоянии осознать собственное благо, будучи наделенным одним лишь достоинством – смирением, Погодин делал ставку не на «народность», не на «православие», а прежде всего на «самодержавие». Главным его тезисом становится утверждение о государстве как единственной движущей силе в истории России, причем ядром отечественной государственности, залогом ее сохранения и развития признается ничем не ограниченное самодержавие. В статье подвергается сомнению «официальность» и «казенность» триединой формулы, ставшей системообразующим элементом русской хранительной идеологии, обосновывается вывод о том, что роль Погодина в истории русского самосознания не сводится к обоснованию уваровской формулы в политике или защите «исторического православия» и «русской своенародности» в исторической науке. С высоты сегодняшнего дня Погодин представляется нам прежде всего виднейшим теоретиком и пропагандистом русского «хранительства».

Читать

С.С. Уваров и журнальная борьба 1830–1840-х годов

Лозунг Уварова «Православие. Самодержавие. Народность» стал предметом скрытой борьбы между Министерством народного просвещения и придворной «немецкой партией», которая видела опасность даже в ограниченной программе развития национального сознания, выдвинутой министром. Отстаивавшее интересы этой «партии» III отделение первым взяло под контроль ряд изданий, использовавшихся для влияния на общественное мнение («Северная пчела», «Сын Отечества», «Библиотека для чтения», «Московский телеграф», «Отечественные записки»). Уваров, будучи еще заместителем министра, начал борьбу за формирование своего круга подконтрольных изданий («Ученые записки Императорского Московского университета», «Журнал Министерства народного просвещения», «Телескоп», «Молва», «Москвитянин» и др.). Удобным инструментом манипулирования прессой для обоих учреждений являлась цензура, функциями которой они обладали по закону. Борьба между двумя ведомствами не была тотальной. Император не потерпел бы постоянной открытой вражды среди своих приближенных и не позволял прямых выступлений против интересов остзейского дворянства. Противостояние этих ведомств – первый для России опыт внутриправительственного соперничества, захватившего периодическую печать. Уваров хотя и проиграл его, явился единственным высокопоставленным деятелем, позволившим себе длительные противоречия с «немецкой партией».

Читать

Две модели русского образовательного классицизма. Граф С.С. Уваров и граф Д.А. Толстой

В статье проводится сравнительный анализ двух моделей классической русской гимназии, за введением которых стояли два графа – министра народного просвещения – С.С. Уваров (министр 1833–1849) и Д.А. Толстой (министр 1866–1880). Уваровская модель может быть охарактеризована как умеренная, толстовская – как радикальная. Автор статьи анализирует педагогические концепции, которые легли в основу уваровской и толстовской классической гимназии. Осуществленная обоими министрами гимназическая реформа и в том, и в другом случае породила научный и культурный расцвет, интеллектуальной инерции которого хватило даже на советский период истории нашей страны.

Читать