Опыт автобиографии Сергея Уварова. 1852

В истории русской мемуарной литературы С.С. Уваров оставил себе одно из самых скромных мест. При всей своей продолжительной и насыщенной событиями общественно-политической карьере он оставил в качестве воспоминаний в публикациях и рукописях несколько коротких эссе….

Читать

Предтеча евразийства. Ориентализм С.С. Уварова в исторической перспективе

В статье рассматривается главное ориенталистское сочинение С.С. Уварова – «Проект Азиатской академии», который сделал его имя известным в европейских научных кругах и позволил ему занять высокие государственные посты в Российской империи – министра народного просвещения и президента Российской Академии наук. Показана оценка проекта со стороны российских и западных мыслителей. Автор приходит к выводу что, несмотря на мировоззренческие различия, проект имеет сходство с идеями евразийцев, мыслителей русского зарубежья ХХ века

Читать

«По устроению дедню и отню»: к вопросу о значении традиционализма в русской истории

В статье исследуется феномен традиционализма как сложное явление, которое в историко-политологической и философской литературе не имеет общепринятого определения и общепринятой оценки. В различных работах, базирующихся на религиозно-гуманистической методологии, господствующей сегодня в общественных науках, традиционализм чаще всего воспринимается критически, а в некоторых случаях вообще объявляется «консервативно-реакционным». В данном случае традиционализм анализируется с точки зрения традиционалистско-консервативной методологии и в основном на материале русской истории, а также русских философских и духовно-политических учений. При этом традиционализм рассматривается в трех основных значениях. Во-первых, как основной принцип существования всякого традиционного общества; во-вторых, как мировоззрение, признающее традицию главной основой бытия всякой человеческой общности, причем это мировоззрение характерно как для традиционного, так и для индустриального и постиндустриального обществ; и, в-третьих, как определенное направление в мировой общественной мысли, возникшее в XVIII веке в ответ на разрушение традиционного общества и просветительскую идеологию, выразившую первые этапы этого процесса разрушения.

Читать

«Изгои истории»: Василий Розанов о монархии. 1890-е годы*

Политические взгляды Василия Васильевича Розанова (1856–1919) не часто становились предметом систематического рассмотрения – данная статья является одним из первых подходов к рассмотрению представлений Розанова о «монархии» и «царской власти» в 1890-х годах. Особое внимание уделяется пониманию Розановым природы «монархии» в христианском мире, прослеживается существенное единство его воззрений от работ начала 1890-х до середины десятилетия. Царская власть видится Розановым (вслед за многими другими авторами консервативного лагеря) началом личной власти, противополагаемым «бюрократии», однако увязывается со сложной историко-философской концепцией развития «личности» в истории, связываемой им в начале 1890-х с семьей и частной сферой существования.

Читать

«Теоретик официальной народности»: М.П. Погодин и триединая формула С.С. Уварова

Статья посвящена творчеству выдающего русского историка и общественного деятеля Михаила Петровича Погодина (1800–1875). Одна из граней его творчества связана с известной уваровской триадой «Православие. Самодержавие. Народность». Погодин выдвинул концептуальные идеи об особом пути развития России, о специфике образования русского государства, о целостности национально-политического «организма» страны, ставшие затем весомыми аргументами в обосновании знаменитой уваровской формулы. Подчеркивая реформаторский потенциал самодержавия, ведущего за собой народ, который не в состоянии осознать собственное благо, будучи наделенным одним лишь достоинством – смирением, Погодин делал ставку не на «народность», не на «православие», а прежде всего на «самодержавие». Главным его тезисом становится утверждение о государстве как единственной движущей силе в истории России, причем ядром отечественной государственности, залогом ее сохранения и развития признается ничем не ограниченное самодержавие. В статье подвергается сомнению «официальность» и «казенность» триединой формулы, ставшей системообразующим элементом русской хранительной идеологии, обосновывается вывод о том, что роль Погодина в истории русского самосознания не сводится к обоснованию уваровской формулы в политике или защите «исторического православия» и «русской своенародности» в исторической науке. С высоты сегодняшнего дня Погодин представляется нам прежде всего виднейшим теоретиком и пропагандистом русского «хранительства».

Читать