Библия русскости: о гуманистической глубине «веховской» идеологии

«Веховской» философии как чего-то целостного, единого, не существует. Авторы сборников «Вехи» и «Из глубины», каждый в отдельности, несут в своем мировоззрении какие-то глубинные, неосознанные противоречия. Оптимизм в отношении будущего России, ее духовного возрождения, который декларируют все без исключения авторы сборников, обоснован куда меньше, чем приговор русскому народу. Авторы сборника «Из глубины» не могли предвидеть того, что само по себе преодоление безграмотности населения, появление армии людей с высшим образованием в условиях сохранения традиционного русского всевластия не ведет к изменению политической культуры русских, не рождает ни активности мысли, ни чувства сомнения, не ведет к преодолению страха перед собственным мнением. Как следствие, на повестке так и остался поднятый «веховцами» вопрос: произойдет ли когда-нибудь на самом деле воскресение русской души через наше русское всеобщее покаяние?

Читать

Октябрьский переворот в оценках меньшевистской интеллигенции (конец 1917 – начало 1918 года)

В статье рассматривается отношение социал-демократической (в частности, меньшевистской) интеллигенции к событиям Октября 1917 года, к первым итогам и перспективам развития революционного процесса в России. Конечно, для левого лагеря российской интеллигенции ракурс зрения был в значительной мере скорректирован партийной «оптикой» и прежде всего разногласиями внутри самого меньшевизма. Усугубляющийся раскол между оборонцами и интернационалистами не только ослаблял позиции меньшевиков в их борьбе с большевистским режимом, но во многом предопределил политическое поражение меньшевизма на рубеже 1917–1918 годов. В статье показано, что при общей для всех течений меньшевизма уверенности в буржуазно-демократическом характере российской революции, осуждении насилия как способа строительства нового общества, после прихода большевиков к власти разногласия между интернациональным и оборонческим крылом существенно усилились. При несовместимости всего происходящего в России с пониманием лидерами меньшевиков социальной гуманности и нравственных принципов цивилизованного общества именно отношение к перспективам сохранения власти большевиками и оправданности вооруженной борьбы с ними стало очередной линией раскола среди меньшевистского лагеря.

Читать

С.Н. Булгаков: выход в историю

В философско-богословском развитии воззрений Сергея Николаевича Булгакова (1871– 1944) период с 1918 по 1923 год оказался одним из наиболее напряженных, связанных с радикальными переменами в мировоззрении. В конце 1921–1923 годов Булгаков, только летом 1918 года принявший священнический сан, переживает радикальное разочарование в православии, оценивая его как находящееся с 1439 года (с момента заключения на Ферраро-Флорентийском соборе унии) в расколе – и видит путь спасения России в раскаянии в грехе схизмы и возвращении к единству с католической церковью. Истоки такого видения кроются в выработанном в 1910-х годах Булгаковым понимании царской власти и переоценке в начале 1920-х последствий крушения монархии. При всем радикальном изменении церковных воззрений Булгакова в период 1921–1923 годов его взгляды сохраняют прямую связь с философско-религиозными воззрениями, нашедшими отражение в «Свете невечернем» (1917) и диалоге «На пиру богов» (1918). Если в 1918 году Булгаков ожидает общего, мирового кризиса и мыслит его в эсхатолической перспективе, то в ситуации 1921–1922 годов кризис оказывается ограничен Россией и, следовательно, истоки его теперь надлежит искать именно в русском прошлом. Мировая история продолжается даже после крушения Русского Царства, тем самым заставляя радикально переосмысливать прежние мессианские настроения. В 1923–1924 годах Булгаков постепенно изживает свои католические увлечения, однако последние принципиально повлияли на весь дальнейший ход его воззрений, определив ряд важнейших их положений касательно истории и церкви со второй половины 1920-х и вплоть до кончины в 1944 году.

Читать

С.Н. Булгаков редактирует «Из глубины»: «На пиру богов» (1918–1920)

Фактические сведения по истории сборника «Из глубины / De profundis», который летом 1918 года готовил к печати П.Б. Струве, в развитии «веховской» традиции «идейных» сборников крайне редки и фрагментарны. Тем существеннее данные по истории его…

Читать

П.Б. Струве и В.В. Шульгин: история взаимоотношений и сотрудничества

В статье рассматриваются отношения между двумя известными русскими политиками и публицистами – Петром Бернгардовичем Струве и Василием Витальевичем Шульгиным. Постепенное поправение Струве и полевение Шульгина привели к тому, что в годы революции 1917 года и Гражданской войны их идеологические «траектории» сошлись и они оказались единомышленниками и соратниками. Шульгин стал членом основанной Струве Лиги русской культуры, Струве баллотировался во Всероссийское Учредительное собрание по списку «шульгинского» Внепартийного блока русских избирателей Киевской губернии. В годы Гражданской войны Струве возглавил основанную Шульгиным газету «Великая Россия» и стал одним из лидеров и идеологов прогрессивных русских националистов. В 1920-х годах Шульгин сотрудничал в возглавляемых Струве изданиях – журнале «Русская мысль», газетах «Возрождение», «Россия», «Россия и славянство». К 1930-м годам по некоторым вопросам бывший марксист и либерал Струве занимал более консервативную позицию, чем бывший черносотенец Шульгин. Так, например, Струве винил в произошедшей революции именно русскую интеллигенцию, в то время как Шульгин был более лоялен к «февралистам»

Читать