Posts tagged просвещение

С.С. Уваров. Политический портрет

Статья посвящена анализу политической биографии одного из тех выдающихся русских государственных деятелей александровской и николаевской эпох, чье имя историческая память российской интеллигенции прочно отождествила с той общественно-политической и культурной традицией, которая пала в борьбе с революцией, сокрушившей в 1917 году историческое Российское государство. Так сложилось, что историческая литература вплоть до новейшей эпохи не столько изучала его государственную деятельность, сколько боролась с его тенью. Тем ценнее опыт реконструкции становления С.С. Уварова как виднейшего русского и европейского интеллектуала своего времени, сумевшего реализовать модель охранительного просвещения в рамках государственной деятельности, что позволило вывести русское просвещение того периода на принципиально новый уровень, а также «отодвинуть Россию на пятьдесят лет от того, что готовят ей теории».

Читать

Поминки по полупросвещению. «Вехи», «Из-под глыб» и идеология Солженицына

Сборник «Из под глыб» является наиболее ярким продолжением веховской традиции. Более того, именно А.И. Солженицын оказался подлинным идейным наследником «Вех». Преемство закреплено уже в названии: «Из под глыб» это следующий шаг после «Из глубины». Не расставив верно вехи, Россия сброшена оказалась на самую глубину, в бездну революции, а затем большевицкий режим навалил сверху тысячетонные глыбы. ««Вехи» и сегодня кажутся нам как бы присланными из будущего» — подчеркивает А.И. Солженицын и дерзновенно осуществляет «реставрацию будущего» «Вех», притязая одновременно и на их антиреволюционное содержание, критическое по отношению к прогрессистским суевериям русской интеллигенции, и на их религиозно-философскую глубину. А.И. Солженицын выступает с последовательной и развернутой доктриной анти-Просвещения. Возвращение к Богу, добровольное самоограничение и самостеснение человека, память об обязанностях вместо разгула «прав», приоритет внутренней свободы и недопустимость принесения народной жизни в жертву не только ради тоталитарной утопии, но и ради разгула свободы. Доктрина Солженицына – одна из наиболее последовательных и политически чётких консервативных философий, сформулированных за последние столетия. Тем более, что дуэль Солженицына с призраками Вольтера и Руссо продолжается и после его смерти, причем счет, по-прежнему, в пользу русского писателя.

Читать

Сумерки интеллигенции

Термин «интеллигенция» применительно к слою образованных и «прогрессивных» людей был введен в оборот в России вопреки расхожему мнению раньше П.Д. Боборыкина. Русскому термину предшествуют немецкий и французский аналоги: Intelligenz и intellectual, под которыми подразумевался слой людей, которые не принадлежали к верхним сословиям «старого порядка», но и от рождающейся буржуазии отличались своим образованием, вкусами, склонностью к критике существующих порядков, которые никак не соответствовали критериям разумности и справедливости. Исследователи эволюции этого слова отмечают параллелизм семантической эволюции «интеллигенции» и «цивилизации»: одновременный переход от прилагательных к существительным, определение поля действия образованной элиты. Интеллигенция задает вектор развития культуры. В этом смысле ее функция аналогична функции власти, но в ином смысловом поле. Интеллектуалы являются идеологами par excellence, именно они делают социальную реальность осмысленной для малообразованных масс.

Читать

Империя на якоре: консервативная идеология в России второй четверти XIX века

Статья посвящена государственной консервативной идеологии царствования Николая I. Рассматривается влияние идеологии на политику правительства в области образования в контексте развития русской общественной мысли.

Читать

У истоков российского консерватизма: Николай Карамзин и Жозеф де Местр

Статья посвящена сравнительному анализу двух важнейших документов эпохи либеральных реформ первого десятилетия правления императора Александра I – «Записке о древней и новой России» придворного историка Николая Карамзина и «Четырем неизданным главам о России» посланника сардинского короля в России графа Жозефа де Местра. Оба текста появились в 1811 году и были адресованы непосредственно императору. Они содержали радикальную критику тех реформ, которые по указанию Александра проводил его ближайший помощник, государственный секретарь Михаил Сперанский. Карамзин и де Местр не интриговали против Сперанского лично, но представили императору развернутую консервативную аргументацию против таких ключевых идей реформы Сперанского как отмена крепостного права, ограничение самодержавия посредством конституции и просветительство (в научном и религиозном смысле). Хотя сами эти документы были известны лишь небольшому кругу русской элиты и были опубликованы лишь полстолетия спустя, их можно рассматривать как смыслопорождающие для последующей отечественной консервативной традиции.

Читать